Протестанты России просят наложить вето на закон о деятельности миссионеров

Лидеры протестантских церквей России обратились  главе государства с открытым письмом, в котором просят наложить вето на законопроект, регулирующий деятельность миссионеров, так как его требования, по мнению религиозных деятелей, являются невыполнимыми.

Прихожане лютеранской церкви в России. Архивное фото

Совет Федерации в среду одобрил принятый Госдумой резонансный пакет антитеррористических законов, который, в частности, ввводит в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» понятие миссионерской деятельности. Согласно законопроекту, миссионеры, действующие от имени религиозной группы, обязаны иметь при себе решение общего собрания этой группы о предоставлении им полномочий. При этом миссионеры-иностранцы вправе работать только от имени конкретной религиозной группы, которая их пригласила. Нарушителям грозит штраф от 5 до 50 тысяч рублей, юрлицам — от 100 тысяч до миллиона рублей.

«Следующие положения закона, … говорят, что , осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозного объединения, обязаны иметь при себе официальный документ, дающий им на это право. Учитывая, что дать объективную оценку, является ли приглашение… прийти в храм на исповедь попыткой вовлечь собеседника в состав последователей религиозного объединения, де-факто невозможно, мы получаем практически на проповедь и разговоры на религиозные темы вне конфессиональных зданий. Ведь выдать «удостоверения миссионеров» миллионам верующих, последователям различных религиозных учений в нашей стране просто невозможно. А всякий искренне верующий человек, христианин, по природе своей не может не быть миссионером», — говорится в поступившем в РИА Новости тексте письма.

Протестанты также обеспокоены запретом на ведение миссионерской деятельности в жилых помещениях, подчеркивая, что он «невыполним». Дело в том, что, согласно тексту обращения, большинство богослужебных зданий у протестантов были приобретены на вторичном рынке и поэтому «чаще всего они имеют статус как раз жилых помещений».

«Кроме того, в соответствии с нашим вероучением общинная предполагает, кроме храмовых богослужений, существование домашних церквей, когда каждый дом людей верующих является домом молитвы и домом благовестия. Речь идет о десятках тысяч домашних церквей, которых нормы закона делают практически нелегальными», — подчеркивается в обращении.