«Кузнецов играет Кузнецова». Рецензия на фильм «Сердце пармы». Какой получилась экранизация романа Алексея Иванова

В прокат вышел масштабный исторический блокбастер Антона Мегердичева «Сердце пармы» — экранизация одноименного романа Алексея Иванова о завоевании Пермского княжества Московским. Кинокритик, редактор «Кинопоиска» и автор телеграм-канала «Комендант кинокрепости» Тимур Алиев объясняет, как война старорусских княжеств в XV веке выглядит в сегодняшних реалиях.

О чем фильм

Русь во времена правления Ивана Третьего. Действие разворачивается не в привычной нам Москве, а в далеких землях будущей Перми. Здесь произрастает парма, окружающая местных жителей, — особые елово-пихтовые леса, которые побудили Алексея Иванова посвятить им название романа. В пермском княжестве Чердынь правит князь Михан. В детстве он стал свидетелем того, как вождь вогулов Асыка напал на поселение пермяков и убил его отца, князя.

Спустя годы сам Михан пытается лишний раз не браться за оружие. С одной стороны, это позволяет сохранить жизни. С другой — молодой князь не пользуется авторитетом и терпит насмешки собственных солдат из-за пацифистской позиции. Более того, Чердыни не платят дань (ясак) княжества поменьше. Кое-как верный полководец Михана убеждает его, что дипломатия работает не всегда.

Кнутом и пряником молодой князь берется объединять пермские княжества, параллельно желая отомстить Асыке за убийство отца. Вождь вогулов же хочет взять в жены Тиче — когда-то с юной девочкой дружил и Михан. Таинственная язычница (то ли женщина, то ли колдунья-ламия) Тиче становится супругой молодого князя. Между тем усиление Перми не нравится Москве — на землю Михана и Асыки ступают столичные солдаты и полководцы, угрожая существованию регионального княжества.

Как это снято

Амбициозно и размашисто. По всем меркам «Сердцу пармы» подходит определение «дорогостоящий исторический блокбастер». Здесь есть все компоненты, оправдывающие данный тезис: и величественные декорации Старой Руси, и огромное количество костюмов, подчеркивающих историческую эпоху, и множество поединков разного масштаба. От короткой стычки с волками в лесах пармы до столкновения десятков и сотен бравых воинов, защищающих родную землю, — фильм Антона Мегердичева сложно упрекнуть в местечковости и экономии бюджета.

Star Media

Есть в истории и элементы фэнтези, связанные по большей части с язычниками-вогулами и загадочной Тиче (она объединяется с древней богиней и получает сверхъестественные способности). Во многом из-за нее, как из-за троянской Елены, на протяжении двух с половиной часов хронометража будут вспыхивать некоторые конфликтные ситуации, которые впоследствии запустят механизм более глобальной вражды.

Имея в первоисточнике солидный набор как событий, так и персонажей (в том числе реальных исторических героев), Мегердичев собрал полнометражный фильм по кусочкам, но повторил ту же ошибку, что и многие кинематографисты до него. Режиссер обрезал значительную часть первоисточника, а основную канву сшил в большой полный метр. Более насыщенно по мотивам романа Иванова смотрелся бы сериал.

Кто снял и снялся

За «штурвалом» исторического блокбастера оказался Антон Мегердичев, внимание к которому в разы возросло после феноменального успеха спортивной драмы «Движение вверх» — самого кассового отечественного фильма в истории России. Мегердичев в целом поклонник масштабных жанровых историй: такими были и «Метро», и «Темный мир» в 3D.

Star Media

Адаптацией романа занялся тандем профессионалов — Сергей Бодров-старший («Дышите свободно», «Девятая») и Илья Тилькин с солидным опытом работы с историческим материалом («Годунов», «Григорий Р.»). Снимал масштабное детище талантливый оператор Сергей Астахов («Брат», «Салют-7», «Анна Каренина») — именно ему стоит отдать должное за изображение и постановку финальной битвы между воинами Перми и московскими завоевателями. К слову, это единственное, что в фильме достойно похвалы.

По части состава персонажей «Сердце пармы» производит впечатление тяжеловесного произведения. Как и в книге, здесь легко запутаться в действующих лицах, локациях, военных чинах и фамилиях — особенно учитывая тот факт, что зрителей ждет небольшой временной скачок в первой же трети картины. Центровой персонаж — Михан: в юные годы его играет Ярослав Белобородов, в зрелости — Александр Кузнецов. Сказать, что роль Михана стала новым вызовом в его карьере, нельзя; Кузнецов играет Кузнецова, хмурит лицо, опускает очи долу и не отображает ни единой эмоции, лишь попытки воплотить такие абстрактные понятия для мимического арсенала, как храбрость и честь.

Его жена Тиче, которую играет Елена Ербакова, большую часть фильма появляется в кадре обнаженной. Вероятно, авторы пытались соблюсти золотую середину между откровенной объективацией женского тела и сюжетными задачами, которые «решает» нагота загадочной колдуньи. Мелкие подробности жизни проходят за кадром — внезапно у Тиче появляется ребенок, а потом и еще один. Вот она уже укрывает детей от коварных православных монахов, используя колдовство.

Star Media

На втором плане красуется весь цвет российского кино: воевода Полюд (одна из последних ролей погибшего в этом году Сергея Пускепалиса), фанатик-епископ из Москвы Иона (Евгений Миронов), царь Иван Третий (короткое камео халтурно загримированного Федора Бондарчука), отец Михана — князь Ермолай (Александр Горбатов). Отдельно хотелось бы выделить Валентина Цзина, подарившего нам объемный образ Асыки — главного врага Михана. На протяжении фильма это один из немногих героев, за чьей трансформацией можно понаблюдать. Удивительно, что мотивация Асыки подана более выразительно, чем действия основных персонажей.

Плюсы, минусы, подводные камни

К сожалению, «Сердце пармы» — яркий пример, когда за пафосом, масштабом и декорациями скрывается идеология. Не исключено, что создатели не закладывали ее изначально. Сам роман Иванова после выхода критиковали за оправдание имперского ресентимента. Но писатель сумел ретироваться, оставив на первом плане скрупулезную работу с историческим материалом.

Star Media

В экранизации большая работа, проделанная съемочной группой, тоже выставлена на всеобщее обозрение. Чего только стоит брутальное побоище москвичей и пармцев ближе к финалу истории, снятое динамично, захватывающе и дерзко. Но в сухом остатке это история не о единении разрозненных княжеств, а о главной силе (оружия) и становлении диктата управления сверху.

Москва в этой парадигме выступает колонизатором, а и вместе с ней десятки других городов Урала, Западной и Восточной Сибири (и далее на восток) — колонизируемыми. «Сердце пармы» напоминает, что джунгли не только зовут, но и существуют в ракурсе государственных интересов, а геополитика важнее человеческих жизней.

Star Media

Размашистая русская былина с кровью, магией и пермским перегноем не объединяет, а лишь подчеркивает противоречия — как непохожи пармцы на татар, татары на москвичей, а москвичи и вовсе на род человеческий; какое «неправильное» язычество и какое «правильное» православие. Имперский дискурс, поданный топорным образом, без всяких намеков и полутонов, удивительным образом преломляется сквозь века и оставляет максимально неприятное послевкусие на финальных титрах.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.